Самарская обитель — восстановление монастыря (ч. II)

(записано со слов архимандрита Досифея, наместника монастыря, 25.10.2014 г.)

 

БРАТИЯ МОНАСТЫРЯ

…А тем временем братия монастыря множилась, открывая для себя калитку обители, приходя со всех сторон для спасения души.

Хотелось бы сказать доброе слово об отце Варлааме – ревностном священнослужителе. Был рукоположен в скорости после возрождения мужского монастыря сначала в сан иеродиакона, а потом иеромонаха. Отец Варлаам и по сей день несёт на себе послушание седмичного, и ответственно со страхом Божиим выполняет все возложенные на него обязанности. Он также и наш библиотекарь.

Отец Алексий (Михайлов) – весёлый жизнерадостный батюшка. Старательный службист, дисциплинирован, чёткий в исполнении всяких поручений. Он ещё мирянином здесь трудился до преобразования женского монастыря в мужской (короткий период до 1998 г.). Много потрудился в Тихвинской обители при настоятельнице игуменье Марине (Ткачук).

Отец иеродиакон Паисий (Курилко) – прилежный священнослужитель. Смиренно выполняет послушание. До монашества будучи мирянином, много трудился в обители. Не боится никакой работы.

Отец Спиридон (Жуков) – бывалый помощник во всём. Трудился на многих стройках и реконструкциях храмов, обителей. Среди них можно отметить реконструкцию Свято-Троицкого собора, Самарской обители, женского монастыря св.Иосифа-обручника. До монашества выполнял высотные работы, был метростроевцем.

Блаженной памяти отец Алипий (Коток) прибыл в обитель по зову сердца. Сразу включился в деятельность. Имел особую любовь к животным, стал в монастыре конюхом. Сейчас ведёт служение – чтение и пение на клиросе. Причём, всё это он освоил самостоятельно, можно сказать с нуля. Похоронен  на новом погосте монастыря.

Блаженной памяти схимонах Феофан (Зыбко) – смиренный старчик. Прибыл в мужской монастырь уже в преклонном возрасте. Но Господь знает в какое время и в месте каком зажечь светило. Так вот в Самарской обители зажёгся, горел и светил этот светильник. Схимонах Феофан слушал и просвещал всякого пришедшего к нему за советом. Завещал и после смерти приходить к нему за помощью. Похоронен в склепе на новом погосте монатыря. Дай Боже нам снова такого старца Феофана.

Инок Анатолий (Коваль) – человек с просветлённым лицом, искренний. Прекрасной души и с добрым сердцем – он дарил нам всем хорошее настроение и вкусную пищу. Ответственность, послушание, трудолюбие – в нём этого на двоих. Отзывчивый, по-братски переносил общие скорби и неудачи. День легко проживался, если чувствовал плечо Анатолия.

Послушник Николай (Коваленко) – вот у кого можно поучиться исполнительности, чёткости. В отношениях с братией интеллигентный, добрый, честный. Сейчас он вдалеке от нас, но связь с ним мы поддерживаем.

Послушник Александр (Щербина) – ему в обители с первых дней доверена работа с бумагами и ценностями. Он казначей и бухгалтер, ответственный за некоторые организационные вопросы. Порученную многоплановую работу выполняет чётко и в срок, хотя здоровьем он не отличается. Представляет нашу обитель на православных выставках монастырей и храмов.

Хочется в этом списке трудников отметить и тех, кто сейчас по воле событий уже являются насельниками других монастырей. Мы их запомнили за их вклад в возрождение Самарской обители. Среди них Игорь (Павлов) – в настоящее время он иерей. Запомнился нам, как человек с глубокой верой, честью и Православным духом,  верно трактовавший Слово Божье. И таких, как Игорь, слава Богу, встречали и встречаем мы снова и снова в нашей древней обители.

И те, которых назвал, и те, кто за списком – никто у Бога не останется без награды, если только человек при жизни стремился к свету. Даже доброе слово, жест лицеприятный уже много значат, уж не говоря о деле. Обращаясь ко всем насельникам Самарского монастыря говорю Вам – братья, не зря мы вместе прожили в обители. Надо вспомнить, что монастырь это не просто сообщество холостых и разведённых, но Церковь, порядком жизни в которой руководит Господь. Посему, не взирая на трудности в пути жизни, мы должны неукоснительно следовать этому закону. Разве есть у мирян что-то подобное: закон, который бы не менялся хотя бы десятки лет, не говоря о столетиях (тысячелетиях). Нет. Там всё зыбко. Там без конца всё строится, ломается и перестраивается. Делается всё в угоду кому-то, но не Господу. Этот круговорот захватывает всех – лучшие времена меняются худшими и наоборот.

Мы же, насельники святой обители, должны благодарить Бога, что имеем Его закон, служим Ему, что мы нужны и мы нуждаемся и, как говорится, нуждающиеся восхищаются и восхищают нас.

Самарский мужской монастырь

 

(посетили 389)